Выри­ца. Место это бла­го­да­ря име­ни пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Выриц­ко­го (1866–1949), про­слав­лен­но­го ныне в лике свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, широ­ко извест­но пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам дале­ко за пре­де­ла­ми С.-Петербургской епар­хии. Здесь мож­но встре­тить палом­ни­ков со всей Рос­сии и из госу­дарств, лежа­щих дале­ко от ее пре­де­лов. Инте­рес­на и поучи­тель­на исто­рия это­го свя­то­го места. Какое созвез­дие имен, соста­вив­ших сла­ву Рус­ской Церк­ви, укра­ша­ет это дач­ное место! Сколь напря­жен­ная духов­ная жизнь про­те­ка­ла здесь на про­тя­же­нии срав­ни­тель­но недол­гой исто­рии Выри­цы, кото­рая ско­ро отме­тит свое сто­ле­тие.

Зем­ли нынеш­ней Выри­цы, извест­но­го дач­но­го посел­ка под Петер­бур­гом, издав­на отно­си­лись к Вод­ской пятине Гос­по­ди­на Вели­ко­го Нов­го­ро­да. Назва­ние Выри­ца, так же как и назва­ние рас­по­ло­жен­ной по сосед­ству, тоже на бере­гу живо­пис­ной, изви­ли­стой и свое­нрав­ной реки Оре­деж, Выры (име­ние и село, извест­ное по пове­сти А.С. Пуш­ки­на «Стан­ци­он­ный смот­ри­тель» и вос­по­ми­на­ни­ям В.В. Набо­ко­ва «Дру­гие бере­га», о про­ве­ден­ных им здесь, в роди­тель­ской усадь­бе, днях дет­ства), вос­хо­дят к рус­ско­му сло­ву «вырь», озна­ча­ю­ще­му пучи­ну, омут на реке.(Вырь, вир – пучи­на, водо­во­рот, водо­верть, ворот, заверт. <…> Тверск. – извер­ти­на, калу­га, пожня, пой­мен­ный луг или покос. Тол­ко­вый сло­варь живо­го вели­ко­рус­ско­го язы­ка Вла­ди­ми­ра Даля. Т. 1. СПб, М. 1880, с. 311.)

В запад­ной части огром­но­го дач­но­го посел­ка, по раз­ме­рам сво­ей застро­ен­ной тер­ри­то­рии пре­вос­хо­дя­ще­го иные горо­да, в рай­оне быв­шей дер. Выри­ца (у моста через Оре­деж на Сивер­ском шос­се, близ Выриц­ко­го клад­би­ща) сохра­ни­лись кур­га­ны XI-XII вв., сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что мест­ность эта была обжи­та еще в столь дав­ние вре­ме­на (Выри­ца, Бере­го­вая ул., воз­ле д. 1, обсле­до­ва­лись в 1907 и 1974 гг.).

К XVI веку зем­ли Выри­цы, тогда еще не засе­лен­ные и пред­став­ляв­шие собой обшир­ные боры и пусто­ши, отно­си­лись к Гря­зев­ско­му (Грез­нев­ско­му Николь­ско­му) пого­сту. Сре­ди суще­ство­вав­ших здесь тогда селе­ний упо­ми­на­ют­ся: Суй­дов­ский мона­стырь (Суй­дов­ский Николь­ский жен­ский мона­стырь, суще­ство­вал в XVI-XVII вв.), дерев­ни Волос­ни­ца, Забо­ро­вье, Ково­ша, Крас­ная (рай­он нынеш­них Крас­ниц), Устеж, сель­цо Копри­но, сель­цо Теху­ти­цы, сель­цо Живо­ри­чи и село Куро­ви­чи. Во вре­мя Ливон­ской вой­ны (1558–1583), после похо­да войск царя Иоан­на Гроз­но­го в При­бал­ти­ку, объ­еди­нен­ное вой­ско Речи Поспо­ли­той во гла­ве с коро­лем Сте­фа­ном Бато­ри­ем вторг­лось в рус­ские пре­де­лы. Им были сожже­ны погра­нич­ные рус­ские кре­по­сти, оса­жден Псков, геро­и­че­ски выдер­жи­вав­ший оса­ду в 1581–1582 гг., и разо­ре­на вся Псков­ская зем­ля, — вплоть до Шелон­ской пяти­ны. Вос­поль­зо­вав­шись тяже­лым поло­же­ни­ем Руси, в севе­ро-запад­ные рус­ские зем­ли вошли швед­ские вой­ска. По Плюс­ско­му мир­но­му дого­во­ру (1583) от Рос­сии к Шве­ции ото­шли Нар­ва и Иван­го­род, Ям, Копо­рье с при­ле­га­ю­щи­ми к этим кре­по­стям уез­да­ми и зем­ля­ми. В чис­ле этих земель ока­за­лась и мест­ность Выри­цы, отно­сив­ша­я­ся к Копор­ско­му уез­ду. Усло­вия Плюс­ско­го согла­ше­ния про­дле­ва­лись и после смер­ти царя Иоан­на Гроз­но­го, при его сыне, царе Фео­до­ре Иоан­но­ви­че, в 1585 и 1586 гг. После же новой вой­ны Рос­сии со Шве­ци­ей (Тогда при коро­ле Иоанне III его гене­ра­лом Мори­цем Гри­пом были сожже­ны мно­гие селе­ния в Нов­го­род­ских зем­лях, близ Ямы и Копо­рья, швед­ское вой­ско разо­ри­ло обшир­ную область, лишь 50 верст не дой­дя до Нов­го­ро­да, летом 1591 г. ими была разо­ре­на окрест­ность Гдо­ва и Карель­ские зем­ли на Белом море. В ответ рус­ские вой­ска пред­при­ня­ли опу­сто­ша­ю­щий поход в Фин­лян­дию.) (1590–1593), завер­шив­шей­ся под­пи­са­ни­ем Тявзин­ско­го мир­но­го дого­во­ра (1595), зем­ли эти были воз­вра­ще­ны Рос­сии.

Карта Ингерманландии 1699 г. По материалам К.-М. Стюарта. Военный архив. Стокгольм.

Кар­та Ингер­ман­лан­дии 1699 г.
По мате­ри­а­лам К.-М. Стю­ар­та.
Воен­ный архив.
Сток­гольм.

«Сей мир обра­до­вал ту и дру­гую дер­жа­ву, изба­вив шве­дов от вой­ны разо­ри­тель­ной и надеж­но утвер­див за ними Эсто­нию с Нар­вою, а Рос­сии воз­вра­тив древ­нюю нов­го­род­скую соб­ствен­ность, где наши бра­тья и церк­ви тос­ко­ва­ли под вла­стью чуж­дых заво­е­ва­те­лей. Фео­дор вме­сте с вое­во­да­ми послал в Кекс­гольм и свя­ти­те­ля, что­бы очи­стить там Пра­во­сла­вие от сле­дов ино­ве­рия».

Еще через 15 лет, вос­поль­зо­вав­шись Сму­той и вой­ной с Поль­шей, шве­ды вновь захва­ти­ли Коре­лу (Кекс­гольм) и севе­ро-запад­ные зем­ли, вклю­чая Нов­го­род (с 1613), Ладо­гу и Тих­вин. После Стол­бов­ско­го мира (1617) часть этих земель посте­пен­но была воз­вра­ще­на Рос­сии (уход шве­дов из рус­ских пре­де­лов рас­тя­нул­ся на несколь­ко лет), а при­нев­ские и при­бал­тий­ские рус­ские зем­ли оста­лись во вла­де­нии швед­ском почти на сто­ле­тие.

Выриц­кие зем­ли в этот пери­од были отне­се­ны к Копор­ско­му лену (уез­ду) и при­над­ле­жа­ли к Гря­зен­ско­му пого­сту (Gräsinskoj pogost) и обра­зо­ван­но­му уже в швед­ское вре­мя Суй­дов­ско­му пого­сту (Suidoskoj pogost), суще­ство­вав­ше­му с кон­ца XVII в., цен­тром кото­ро­го было Koprino.

Мама-камень, обозначавший в XVII веке русско-шведскую границу.

Мама-камень, обо­зна­чав­ший в XVII веке рус­ско-швед­скую гра­ни­цу.

Зем­ли в Ингрии полу­чи­ли швед­ские дво­ряне и куп­цы: обшир­ны­ми зем­ля­ми здесь стал вла­деть быв­ший ревель­ский купец Богу­слав Розен, выслу­жив­ший дво­рян­ство, бли­жай­шие окрест­но­сти Гат­чи­ны полу­чил Г. Оксен­шер­на, Орлин­ский погост вошел в состав барон­ства Сик­сен­бург гол­ланд­ца А.С. фон Сан­де­лье­ра, Гря­зен­ский погост полу­чил брат губер­на­то­ра, пол­ков­ник К. А. Ман­нер­шильд. Зем­ли Выри­цы ста­ли швед­ско-рус­ским пору­бе­жьем — гра­ни­ца про­ле­га­ла непо­да­ле­ку от Выри­цы, все­го в 12 вер­стах от южной гра­ни­цы нынеш­не­го Посел­ка. Как память о том, что око­ло ста лет здесь про­хо­ди­ла гра­ни­ца, в глу­хом лесу за Онзов­ским лес­ни­че­ством (к нему так­же есть доро­га со сто­ро­ны Друж­ной Гор­ки) сохра­нил­ся боль­шой валун, назы­ва­е­мый «Мама-камень». Это погра­нич­ный знак, на кото­ром выби­ты сим­во­лы погра­нич­ных госу­дарств — три коро­ны и пра­во­слав­ный крест. Здесь закан­чи­ва­лись вла­де­ния Шве­ции, за «Мама-кам­нем» начи­на­лась Рос­сия. Об этом же вре­ме­ни напо­ми­нют назва­ния уро­чищ «Коро­лев­ская кара­ул­ка» и «Нов­го­род­ская кара­ул­ка» на ста­рой доро­ге, вед­шей из Нов­го­ро­да в Нарву (мест­ность Оси­но­вой Гор­ки в вер­хо­вьях реки Раки­тин­ки, так­же к югу от Выри­цы и в 6 км от уро­чи­ща «Мама-камень»). В свя­зи с при­тес­не­ни­ем жите­лей, ущем­ле­ни­ем их прав, гоне­ни­ем на пра­во­слав­ную веру мно­гие пра­во­слав­ные жите­ли края, — рус­ские, ижо­ры, каре­лы, бежа­ли из заво­е­ван­но­го шве­да­ми края за рус­ский рубеж. Зем­ли опу­сте­ли. Швед­ская адми­ни­стра­ция края нача­ла мас­со­вое пере­се­ле­ние на ижор­ские зем­ли (в Ингер­ман­лан­дию) кре­стьян-фин­нов из глу­би­ны Фин­лян­дии (в основ­ном из рай­о­нов Саво­лакс в Каре­лии и Эуря­пя на Карель­ском пере­шей­ке и по веро­ис­по­ве­да­нию, пре­иму­ще­ствен­но, люте­ран). К кон­цу XVII века фин­ские кре­стьяне-пере­се­лен­цы состав­ля­ли до 60 % насе­ле­ния края.

Так ста­рин­ные рус­ские селе­ния ста­ли назы­вать­ся на швед­ский лад: Kurovits (Куро­ви­цы), Koprino (Кобри­но), Suida (Суй­да), Sapolia, Kousola (Ков­шо­во), Sabrowa (Забо­рье, Забо­ро­вье), Wollawitsa, Pusna (Пиж­ма). Появ­ля­ют­ся и новые селе­ния: Smeino (Мины), Gorka (Гор­ки), Patilowa и Ustia (Устье) — в рай­оне с. Вве­ден­ское.

Тогда же впер­вые на кар­тах появ­ля­ет­ся и дерев­ня Werektsa (Выри­ца) в мест­но­сти, где воз­ле реки Оре­деж отме­че­ны древ­ние кур­га­ны. В лесу, за рекой, напро­тив нынеш­не­го Посел­ка отме­че­на дерев­ня Hamala, к юго-восто­ку от совре­мен­ной Выри­цы, так­же на бере­гу Оре­де­жа отме­че­но селе­ние Gorodok. К югу, воз­ле рус­ской гра­ни­цы, отме­че­ны селе­ния Lipsa (рай­он совре­мен­ной стан­ции Слу­ди­цы) и Borisowa (Бори­со­во). Судя по назва­ни­ям селе­ний мож­но видеть, что боль­шая часть их про­дол­жа­ла назы­вать­ся по-рус­ски, неко­то­рые, пре­иму­ще­ствен­но новые, селе­ния носят фин­ские име­на.

Во вре­мя Вели­ко­го голо­да 1695–1697 гг. в Ингер­ман­лан­дии умер­ло око­ло 40 % насе­ле­ния. Еще через три года нача­лась Вели­кая Север­ная вой­на, вер­нув­шая эти зем­ли Рос­сии.

В XVIII-XIX вв. Выри­ца (соб­ствен­но дерев­ня Выри­ца) при­над­ле­жит к обра­зо­ван­но­му в 1710‑х гг., на месте преж­не­го Николь­ско­го мона­сты­ря и пого­ста, при­хо­ду Суй­дин­ской Вос­кре­сен­ской церк­ви Цар­ско­сель­ско­го уез­да С.-Петербургской губер­нии.

Герб князей Сайн-Витгенштейн.

Герб кня­зей Сайн-Вит­ген­штейн.

Зем­ли Выри­цы с сере­ди­ны XIX века (запад­ная часть совре­мен­но­го посел­ка Выри­ца, полу­чив­шая поз­же назва­ние Кня­же­ской Доли­ны), ста­но­вят­ся вла­де­ни­ем кня­зей Вит­ген­штей­нов. Свет­лей­ший князь Петр Хри­сти­а­но­вич Вит­ген­штейн (1769–1843), пото­мок древ­не­го вест­фаль­ско­го рода, пред­ста­ви­те­ли кото­ро­го выеха­ли в XVIII в. на служ­бу в Рос­сию (Кня­зья Сайн-Вит­ген­штейн (Fürsten und Prinzen zu Sayn und Wittgenstein). Род впер­вые упо­ми­на­ет­ся под 1044 г. Отец гр. П. Х. Вит­ген­штей­на ока­зал­ся в рус­ском пле­ну во вре­мя Семи­лет­ней вой­ны с Прус­си­ей, в 1761 г. Остав­шись в Рос­сии, он посту­па­ет на служ­бу и обза­во­дит­ся семьей. Через 8 лет у него рож­да­ет­ся сын Петр, буду­щий гене­рал-фельд­мар­шал.), во вре­мя Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 г. был гене­рал-фельд­мар­ша­лом и коман­до­вал кор­пу­сом 1‑й армии, при­кры­вав­шим под­сту­пы к Петер­бур­гу во вре­мя втор­же­ния Напо­лео­на в Рос­сию, в свя­зи с чем заслу­жен­но при­об­рел сла­ву спа­си­те­ля сто­ли­цы. Рус­ские сол­да­ты две­на­дца­то­го года пели ими же сло­жен­ную пес­ню в честь Вит­ген­штей­на — “Хва­ла, хва­ла, тебе, герой,/Что град Пет­ров спа­сен тобой!”. Вый­дя в отстав­ку, кн. П.Х. Вит­ген­штейн при­об­ре­та­ет в Цар­ско­сель­ском уез­де име­ние Друж­но­се­лье с окрест­ны­ми зем­ля­ми. В их чис­ло попа­да­ет и Выри­ца, пред­став­ляв­шая в то вре­мя обшир­ную лес­ную дачу вбли­зи одно­имен­ной дерев­ни (Выриц­кий май­о­рат за потом­ка­ми гене­ра­ла П.Х. Вит­ген­штей­на был Высо­чай­ше утвер­жден в 1845 и под­твер­жден в 1869 гг.). До кон­ца XIX — нача­ла XX века зем­ли эти так и оста­ва­лись заня­ты­ми лишь рас­ки­нув­шим­ся по обо­им бере­гам Оре­де­жа веко­вым сос­но­вым бором.

Генерал-фельдмаршал князь П.Х.Витгенштейн. Копия с портрета работы Д.Доу. 1820-гг.

Гене­рал-фельд­мар­шал князь П.Х.Витгенштейн.
Копия с порт­ре­та рабо­ты Д.Доу. 1820-гг.

На рубе­же сто­ле­тий самую ста­рую в Рос­сии Цар­ско­сель­скую линию желез­ной доро­ги (С.-Петербург — Цар­ское Село — Пав­ловск) реше­но было про­длить на юг. Ком­плекс соору­жав­ших­ся линий, объ­еди­нен­ных под назва­ни­ем Мос­ков­ско-Вин­да­во-Рыбин­ской желез­ной доро­ги, вклю­чал новые желез­но­до­рож­ные линии Москва — Рига, Рыбинск — Вин­да­ва и Цар­ское Село (Петер­бург) — Витебск — Киев. Две основ­ные линии доро­ги пере­се­ка­лись под пря­мым углом, обра­зуя крест, в рай­оне стан­ции Дно в Псков­ской губер­нии. Линия на запад (на Псков и Ригу) была откры­та в 1894 г., на восток (к Ста­рой Рус­се и Рыбин­ску) — в 1894–1897 гг., линия на юг была откры­та для дви­же­ния в 1901 г. Самым послед­ним был вве­ден в строй уча­сток Цар­ское Село — Дно (1911), тогда же по всем лини­ям было откры­то тран­зит­ное сооб­ще­ние.

Стро­и­тель­ство в 1901–1911 гг. линии от Цар­ско­го Села на юг спо­соб­ство­ва­ло воз­ник­но­ве­нию вдоль нее новых дач­ных посел­ков, воз­ни­кав­ших рядом со вновь откры­ты­ми стан­ци­я­ми Цар­ско­сель­ской желез­ной доро­ги. Про­ек­ти­ро­ва­ние и обу­строй­ство дач­ных мест при­зва­но было несколь­ко раз­гру­зить Цар­ское Село и Пав­ловск, быв­ших не толь­ко местом пре­бы­ва­ния Цар­ской Семьи и Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра, но и излюб­лен­ным местом отды­ха петер­бурж­цев. К нача­лу XX века в лет­нее вре­мя эти горо­да были пере­пол­не­ны дач­ни­ка­ми, город­ские вла­сти Цар­ско­го Села и Пав­лов­ска не мог­ли и не счи­та­ли воз­мож­ным бес­ко­неч­но уве­ли­чи­вать пло­щадь застрой­ки этих горо­дов-рези­ден­ций, и поэто­му был выбран путь устрой­ства в пре­де­лах Цар­ско­сель­ско­го уез­да новых дач­ных мест­но­стей. Из них самым обшир­ным, извест­ным и попу­ляр­ным у петер­бурж­цев селе­ни­ем (по сути дела горо­дом-спут­ни­ком Цар­ско­го Села) суж­де­но было стать Выри­це.

Вырица. Станция Московско-Виндаво-Рыбинской (Царскосельской) железной дороги. Фото 1900-1910-х гг.

Выри­ца.
Стан­ция Мос­ков­ско-Вин­да­во-Рыбин­ской (Цар­ско­сель­ской) желез­ной доро­ги.
Фото 1900–1910‑х гг.

На рубе­же веков, в самом кон­це XIX века, в 1898 году, уви­де­ла свет кни­га англи­ча­ни­на Э. Говар­да «Горо­да-сады буду­ще­го», полу­чив­шая широ­кое рас­про­стра­не­ние и все­мир­ное при­зна­ние. В ней изла­га­лась идея вопло­ще­ния на прак­ти­ке иде­аль­ных гра­до­стро­и­тель­ных форм, — созда­ние «иде­аль­ных горо­дов» или «горо­дов-садов». В век инду­стри­а­ли­за­ции и про­мыш­лен­но­го бума во мно­гих раз­ви­тых стра­нах обще­ство стре­ми­лось создать горо­да, где чело­век, при мак­си­маль­ном город­ском ком­фор­те, жил бы в еди­не­нии с при­ро­дой. Эта идея при­влек­ла в 1890–1910‑х гг. вни­ма­ние мно­гих архи­тек­то­ров, ста­ла широ­ко вопло­щать­ся в застрой­ке мно­гих горо­дов Ста­ро­го (Лон­дон, Бер­лин, Сток­гольм и др.) и Ново­го све­та (Вашинг­тон, Сан-Фран­цис­ко, Фила­дель­фия и др.), будучи поло­жен­ной в осно­ву офи­ци­аль­ной гра­до­стро­и­тель­ной поли­ти­ки и прак­ти­ки во мно­гих стра­нах.

Вырица. Контора кн. Витгенштейнов возле станции (на Железнодорожном пр.). Фото 1900-1910-х гг.

Выри­ца.
Кон­то­ра кн. Вит­ген­штей­нов воз­ле стан­ции (на Желез­но­до­рож­ном пр.).
Фото 1900–1910‑х гг.

Опыт Евро­пы и Аме­ри­ки был вос­при­нят и в Рос­сии с пре­лом­ле­ни­ем уни­вер­саль­ной идеи «горо­да-сада» в рус­ле оте­че­ствен­ных тра­ди­ций. В соот­вет­ствии с кон­цеп­ци­ей «горо­да-сада» в 1900 году одной из пер­вых в Рос­сии была нача­та застрой­ка мест­но­сти «Цар­ский лес» под Ригой (арх. Г. Куфальдт и Г. Янзен, 1901–1906, 1910‑е, 1920–1930‑е гг.). В те же годы в соот­вет­ствии с кон­цеп­ци­ей «иде­аль­но­го горо­да» или «горо­да-сада» осу­ществ­ля­лась пла­ни­ров­ка и застрой­ка горо­дов в новых даль­не­во­сточ­ных вла­де­ни­ях Рос­сии — в г. Даль­нем и Хар­бине.

Такой же «иде­аль­ный город», «город-сад», реше­но было создать в 30-ти вер­стах от Цар­ско­го Села при откры­той в 1906 году стан­ции «Выри­ца» Мос­ков­ско-Вин­да­во-Рыбин­ской (Цар­ско­сель­ской) желез­ной доро­ги.

Вырица. Княжеская Долина. Река Оредеж возле пещеры. Фото 1900-1910-х гг.

Выри­ца.
Кня­же­ская Доли­на.
Река Оре­деж воз­ле пеще­ры.
Фото 1900–1910‑х гг.

Необы­чай­но живо­пис­ные виды излу­чи­ны реки Оре­деж, сос­но­вый бор, целеб­ный воз­дух, бла­го­твор­но вли­я­ю­щий на здо­ро­вье, при удоб­стве сооб­ще­ния с Петер­бур­гом и Цар­ским Селом ста­ли при­вле­кать сюда горо­жан. В первую оче­редь по образ­цу иде­аль­но­го горо­да-сада были рас­пла­ни­ро­ва­ны земель­ные участ­ки к югу от реки Оре­деж, быв­шие с кон­ца XIX века во вла­де­нии вели­ко­бри­тан­ско­го под­дан­но­го М. Я. Эдвард­са (ему при­над­ле­жал сте­коль­ный завод в Усть-Вве­ден­ском) и рас­по­ла­гав­ши­е­ся в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от стан­ции. В соот­вет­ствии с гене­раль­ным пла­ном буду­ще­го горо­да про­кла­ды­ва­лись про­се­ки и ули­цы в лесу, нача­лась рас­про­да­жа участ­ков и застрой­ка квар­та­лов. В первую оче­редь застра­и­ва­лись ули­цы, про­ло­жен­ные к восто­ку от желез­ной доро­ги и рай­он, при­ле­га­ю­щий к стан­ции — соб­ствен­но Выри­ца, затем — рай­о­ны за рекой Оре­деж — Заре­чье.

Вырица. Река Оредеж возле дачи Бумагина. Фото 1900-1910-х гг.

Выри­ца.
Река Оре­деж воз­ле дачи Бума­ги­на.
Фото 1900–1910‑х гг.

Еще в 1906 г. был состав­лен новый план застрой­ки мест­но­сти, в кото­ром «напро­тив вок­за­ла преду­смат­ри­вал­ся парк, театр, кон­церт­ный зал, 6‑ти верст­ный трам­вай и деше­вые теле­фо­ны».

«Новый путе­во­ди­тель Петер­бур­га и его окрест­но­стей за 1909 г. писал: «Буду­щий город Выри­ца. Земель­ные участ­ки в Выри­це и пос. Заре­чье. Один и одна чет­верть часа от Петер­бур­га. По име­нию про­хо­дит желез­ная доро­га с пятью стан­ци­я­ми, 9 пар поез­дов еже­днев­но. Про­ло­же­но 13 верст шос­си­ро­ван­ных мосто­вых дорог и 8 верст трам­вая, теле­фон с Петер­бур­гом, поч­та, все удоб­ства. Берег чуд­ной реки Оре­деж, бес­плат­ные купаль­ни, пре­крас­ный воз­дух, пре­крас­ная вода для питья, ката­ние на лод­ках, рыб­ная лов­ля. Будет стро­ить­ся театр. Мест­ность лес­ная, живо­пис­ная, высо­кая, здо­ро­вая. Зем­ля про­да­ет­ся у самой стан­ции. Про­да­но уже более 1800 участ­ков».

Вырица. Магистральный проспект. Фото 1900-1910-х гг.

Выри­ца.
Маги­страль­ный про­спект.
Фото 1900–1910‑х гг.

Кро­ме г‑на Эдвард­са и его ком­па­ньо­нов, рус­ских пред­при­ни­ма­те­лей, сре­ди кото­рых был мест­ный лесо­про­мыш­лен­ник Антип Хри­сто­фо­ро­вич Ефре­мов, отец зна­ме­ни­то­го фан­та­ста И.А. Ефре­мо­ва (1906–1972), зна­чи­тель­ны­ми участ­ка­ми зем­ли в окрест­но­стях Выри­цы к нача­лу XX века про­дол­жа­ли вла­деть кня­зья Сайн-Вит­ген­штей­ны. В 1910 году стар­ший из наслед­ни­ков май­о­ра­та — князь Ген­рих Федо­ро­вич Вит­ген­штейн, к тому вре­ме­ни — отстав­ной пору­чик лейб-гвар­дии Гусар­ско­го (квар­ти­ро­вав­ше­го в Цар­ском Селе) пол­ка, решил рас­про­дать часть не заня­тых стро­е­ни­я­ми земель под дачи (В это вре­мя сослу­жив­цы кн. Вит­ген­штей­на по лейб-гвар­дии Гусар­ско­му пол­ку – гра­фы Стен­бок-Фер­мо­ры нача­ли рас­про­да­жу под дачи сво­е­го фамиль­но­го земель­но­го вла­де­ния в Лах­те. Так воз­ник­ли дач­ные посел­ки Лах­та, Оль­ги­но и Вла­ди­ми­ров­ка (ныне – часть пос. Лисий Нос).), — пусто­по­рож­нее зем­ле­вла­де­ние ста­но­ви­лось все более ощу­ти­мой финан­со­вой обу­зой. Огром­ная тер­ри­то­рия в излу­чине реки Оре­деж с веко­вым сос­но­вым бором, полу­чив­шая назва­ние «Кня­же­ской доли­ны» ста­ла застра­и­вать­ся новы­ми дача­ми «горо­да-сада». «Рекла­ма «при­ят­ных» участ­ков в посел­ке «Кня­же­ская доли­на», окры­лен­ная фамиль­ны­ми титу­ла­ми их быв­ших вла­дель­цев, откры­ла новую стра­ни­цу выриц­ко­го зем­ле­вла­де­ния, при­тя­ги­вая сюда новых дач­ни­ков, устав­ших от пом­пез­но­сти двор­цо­вых при­го­ро­дов и курорт­но­го шума».

Вырица. Дача Баусова.

Выри­ца.
Дача Бау­со­ва.

К югу от «Кня­же­ской доли­ны» при дея­тель­ном уча­стии М.Я. и И.М. Эдвард­сов и А.Х. Ефре­мо­ва в сере­дине 1910‑х годов было нача­то обу­строй­ство еще одно­го дач­но­го при­го­ро­да Выри­цы под назва­ни­ем «Посе­лок». Тот же сос­но­вый бор, здо­ро­вый кли­мат, река Оре­деж и озе­ро. Глав­ной маги­стра­лью Посел­ка стал Сега­лев­ский про­спект, иду­щий с севе­ра на юг парал­лель­но реке. К лес­но­му заво­ду А.Х. Ефре­мо­ва на бере­гу Оре­де­жа была про­ло­же­на «Ефре­мов­ская» вет­ка желез­ной доро­ги. Позд­нее она была про­дле­на на юг, что поз­во­ля­ло дач­ни­кам из Посел­ка быст­ро добрать­ся в сто­ли­цу. Пер­вые вре­мен­ные пас­са­жир­ские поез­да из трех ваго­нов ходи­ли один раз в неде­лю с пере­сад­кой в Цар­ском Селе, поз­же сооб­ще­ние ста­ло регу­ляр­ным.

Вырица. Княжеская Долина. Плотина на р. Оредеж возле лесного завода А.Х. Ефремова. Фото 1900-1910-х гг.

Выри­ца.
Кня­же­ская Доли­на.
Пло­ти­на на р. Оре­деж воз­ле лес­но­го заво­да А.Х. Ефре­мо­ва.
Фото 1900–1910‑х гг.

Гром­кие назва­ния улиц и про­спек­тов, трам­вай­ная кон­ка, пожар­ное обще­ство и кине­ма­то­граф, тор­го­вые дома и лав­ки, обще­ство бла­го­устрой­ства и город­ской обще­ствен­ный парк, выстро­ен­ные для дач­ни­ков пра­во­слав­ные хра­мы и даже неболь­шой мона­стырь сде­ла­ли дач­ную мест­ность Выри­цы при­вле­ка­тель­ной для петер­бурж­цев настоль­ко, что перед 1917 г. она поль­зо­ва­лась такой же, если не боль­шей попу­ляр­но­стью, как извест­ные дач­ные мест­но­сти Сивер­ской, Суй­ды и Тай­цев. Было рас­про­да­но и частич­но застро­е­но более 3000 участ­ков. По пло­ща­ди застрой­ки Выри­ца пре­взо­шла и Пав­ловск, и Цар­ское Село.

Попов И.В. СВЯ­ТАЯ ВЫРИ­ЦА.
Пере­пе­ча­та­но с сай­та http://serafim.com.ru